От стабильности к развитию

Политики думают о следующих выборах, а настоящие государственные деятели заботятся о следующих поколениях

Россия, располагая более чем 20% мировых природных богатств, производит лишь два с небольшим процента глобального валового продукта. Такие страны долго, по историческим меркам, не смогут выдержать мировой конкурентной борьбы. Страна сможет существовать в нынешних границах, только если ей удается быстро изменить свое место в мировом геоэкономическом и геополитическом пространстве. Масштаб этой задачи требует сверхусилий от нынешнего и следующего поколений. Эта задача по масштабу, сложности и значению сравнима с той, которую решило поколение, победившее в Великой Отечественной войне. Это надо понять.

Мир сейчас находится в важнейшей точке выбора. Выбирается конструкция будущего. Формируется огромный мировой организм, в котором одни страны, регионы, элиты играют роль «мозга», другие — «рук», третьи — выполняют функции иных органов. Новое кастовое общество, новое Средневековье. Здесь неравенство закладывается в саму структуру мира. Американцы показывают, как они считаются с Россией. На примере санкций, Северного потока-2, отношений с НАТО, наглядно видно их истинное отношение к нашей стране. Да и многие страны аппетитно поглядывают на наши просторы и ресурсы.

Правильные слова, которые говорятся на совещаниях, в аудиториях, пишутся в книгах и статьях, мало что сегодня значат. В кризисные эпохи слово девальвируется, ему не верят, оно ничем не оплачено, да и говорящие нечасто вкладывают в слова какое-то содержание и при этом надеются быть услышанными. Во всех империях, крупных странах не было недостатка в красноречивых политиках и речах о национальных интересах, имперском величии и патриотизме.

Все это имеет непосредственное отношение к нынешней России. В самом деле, безусловный приоритет высоких технологий и обрабатывающего сектора в развитии страны, необходимость опоры на собственные силы многократно обсуждались и обосновывались на самых разных уровнях, принимались законы, постановления. Но… развитие идёт медленно.

Правящая элита часто делает одно, декларирует другое, думает третье («феномен перестройки»), а основная часть населения пассивно наблюдает за происходящим («народ безмолвствует»): по социологическим данным более 80% граждан России считают, что они не имеют никакого отношения к принимаемым государственным решениям и, соответственно, не несут за них никакой ответственности).

До сих пор жива доктрина о том, что «Россия войдет в Запад как государство». Обе части этого утверждения противоречат друг другу. «Как государство» — и мы видим государственный вектор во внешней политике. «На Запад» — финансирование европейской экономики через международные резервы Центробанка, утрата имевшихся позиций в международном разделении труда и отправление функций сырьевого придатка, разрушение ряда системообразующих отраслей экономики. Но Запад не хочет принимать Россию как государство! Он готов «переваривать» ее по кускам и поддерживать постоянный демонтаж «территории России».  Что и довольно успешно делает во всех бывших союзных республиках. С позиций экономики и уровня жизни Россия ещё недостаточно привлекательна.

Реформы и построение очередного светлого будущего привели к гиперполяризации российского общества, на одном полюсе которого более сотни долларовых миллиардеров, а на другом — более 20 миллионов человек, живущих за чертой бедности. Такая экономико-социальная структура неустойчива. Средний класс слаб, малочислен и не способен стабилизировать такое общество. В мире уровнем катастрофы считается разница в подушевом региональном продукте в 5 раз. По сути, это означает, что люди начинают жить в разных странах. В России этот показатель более 25. Достаточно отъехать на 100 км от Москвы (не говоря о Сибири и Дальнем Востоке, многих депрессивных регионах в Европейской части страны), чтобы убедиться: Россия сегодня — страна контрастов.

Идёт транспортное удаление регионов друг от друга. Цена билетов, сложившаяся в годы реформ, привела к тому, что большинство граждан просто перестало ездить к родным и близким на свадьбы и похороны. Рост цен на энергоносители привел к удорожанию перевозок и связанному с ним разрыву экономических связей между регионами и предприятиями.

Жестокий эксперимент, поставленный над Россией в 1990-е годы до сих пор имеет негативные последствия. Капитализм, как об этом мечтали очередные ниспровергатели «режима», в нашей стране не получился. Класс «эффективных собственников» не сложился, и многое свелось к растрате и разворовыванию созданного предыдущими поколениями. Поэтому речь идет о формировании новой элиты. Это может быть «революция сверху» в жёстком варианте: опричники Ивана Грозного, переориентация с боярства на дворянство Петра I, выдвижение косыгинских хозяйственников. Или в более мягком: Ататюрк, Рузвельт, Эрхард, когда меняется влияние разных социальных групп, но и предшественникам остается часть политического ресурса. Все другие модернизации и усовершенствования — это слова.

Страна должна сосредоточиться на решении внутренних проблем: сама себя кормить, эффективно лечить, обогревать, защищать, строить, учить, предвидеть. Мы сегодня имеем дело с гигантским кризисом недопроизводства и недофинансирования. Экономика должна быть конкурентоспособной, она должна обеспечивать существование и развитие самой России.

Надо делать акцент на образовании, науке, технологиях, на больших инфраструктурных проектах. Но в бюджете на 2022-2024 годы это слабо просматривается. Русский государственный деятель С.Ю. Витте говорил, что строит железные дороги для России на 100 лет, и потомкам предстоит решать сходные задачи. К примеру, масштабный проект не так давно был выдвинут Академией наук России. Здесь речь идет о создании высокотехнологичной транспортной структуры, включающей систему железных дорог, Северный морской путь, систему аэропортов, речной транспорт, систему сопутствующих производств, мониторинга товарных потоков. Это означало бы создание более 20 миллионов новых рабочих мест, ускорение втрое перевозок транзитных грузов по линии Европа-Азия, многие миллиарды дополнительной прибыли только за счет роста потока транзитных грузов. Но главное — такой комплекс мог бы вдохнуть жизнь в гигантские российские просторы, которые пока еще есть возможность освоить. Для успешного развития Россия всегда ставила масштабные задачи, которые решала и быстро двигалась вперёд. Конечно, надо делать расчёты эффективности проектов, особенно глобальных. Но успех приходит к тем, кто умеет рисковать. Это закон как для отдельных компаний, так и для стран.

М.Н. Сидоров

@smilemakc © 2020