Об экономической самостоятельности России

Главными элементами экономической политики Петра I были:

- резкое увеличение роли государства в управлении экономикой;

- быстрое развитие промышленности, сельского хозяйства, транспорта, внутренней торговли;     

- протекционизм во внешней торговле и создание собственного морского флота;

- активный торговый баланс за счет роста экспорта отечественной продукции.

Экономическая политика, проводимая в последние годы, противоречит этим «заветам» Петра I. Роль государства недостаточно велика. Правительство часто уговаривает крупных бизнесменов, чтобы они меньше вывозили зерна, металла или других товаров, больше насыщали внутренний рынок и хотя бы стабилизировали цены. Но далеко не всегда эти наши крупные бизнесмены работают на благополучие внутреннего рынка. Промышленность развивается недостаточными темпами для того, чтобы обновлять оборудование во всех секторах экономики и масштабно использовать новые технологии.

Протекционизм во внешней торговле проявился только в связи с западными санкциями. Но до сих пор его нет при масштабном ввозе в страну товаров лёгкой промышленности из Китая и других стран, а также разного вида машин и оборудования. А активный торговый баланс у нас существует не за счёт роста экспорта готовой продукции, а в основном за счет увеличения вывоза нефти, газа и других ресурсов.

Показатели доходов бюджета, включая и бюджет на 2022-2024 годы, определяются экономическим блоком правительства во всех расчетах и прогнозах в зависимости от мировых цен на нефть.

Вся могучая экономическая мысль свелась к трепетному ожиданию цены на нефть, определяемой на нью-йоркской бирже. Это хуже, чем задания из Политбюро или Указы царя. Это говорит о слабой способности управлять развитием экономики, зависимости всей страны от одного ‒ единственного показателя — цены на нефть, которая определяется не столько добывающими странами, а основным её потребителем — США и спекулянтами — биржевиками. Помимо доллара ещё и ценой на нефть крепко привязали российскую экономику к своей колеснице, которая подталкивается жадностью мировых финансовых олигархов Уолл-стрита. 

Нельзя нашим чиновникам-макроэкономистам так делать расчёты доходов бюджета. Где анализ роста производительности труда, уровня жизни в зависимости от развития машиностроения, государственных инвестиций, национальных проектов, федеральных программ, государственно-частного партнерства, развития регионов, включая отстающие?

Неактивные прогнозы. Вялая экономическая политика, когда цены на нефть всех убаюкали, и «пожарная», когда «вдруг» пришел кризис.

Легче бы переживали все кризисы, если бы в последние годы реально занимались реальными отраслями экономики — производством своих тракторов и комбайнов, автомобилей, самолетов, судов, мебели, мяса, молока, научной и медицинской аппаратуры, причём, в широких масштабах.

«Частник все сделает», а государство, министерства могут проводить совещания и не мешать бизнесу делать то, что выгодно ему, а не стране и людям. Вот и не «довмешивались» до серьёзной зависимости от импорта по многим товарам. Всё встраивались в мировые производственные цепочки, вплоть до западных санкций.

Дело не в критике. Дело в признании неэффективной экономической политики и ее исправлении. Без своего крепкого экономического базиса, серьёзного государственного сектора страна не сможет быстро развиваться. В 1985 году мало, кто подозревал, что произойдет в 1991 году. Сейчас мало, кто понимает, что будет в 2025 году.

Надо избавиться от экономического «геноцида», если можно так выразится, по отношению к своей промышленности и сельскому хозяйству, когда это осуществляется:

- в форме очень высоких процентов за кредит, которые превосходят рентабельность в промышленности и сельском хозяйстве;

- путем вывоза (легального и нелегального) капитала, твердой валюты из России;

- посредством неуправляемой инфляции обусловленной быстрым ростом цен на импортные товары, а также засильем монополистов (скрытых и явных) в экономике.

Какие меры надо осуществить, чтобы перейти к быстрому развитию:

Ввести временное ограничение на вывоз свободно конвертируемой валюты и золота из страны.

Если не ограничить вывоз валюты и золота, то при снижении мировых цен на нефть случится новое падение рубля. Сразу цены на импортируемые лекарства, мясо, машины резко вырастут.

Надо обеспечить и промышленность, и сельское хозяйство, и транспорт доступными кредитами. Высокие процентные ставки — это искусственное ограничение роста экономики, заодно, и потребностей людей.

Глава Центробанка объясняет это тем, что при снижении банковского процента «спасительные» иностранные деньги не будут приходить в российскую экономику, а будут из нее уходить. Лукавство в пользу банков и финансовой олигархии. Во всем мире снизили проценты за кредит (даже до нуля в Японии), чтобы кредиты стали доступными, и экономика быстрее вышла из кризиса. Там приоритет развитию и малого, и среднего, и крупного бизнеса, производства товаров и услуг. Здесь — забота о финансистах и банкирах. У них сегодня приоритет.   

Второй аргумент Центробанка — процент за кредит должен быть выше инфляции. Опять это не опирается даже на мировую практику. В США инфляция уже более 5 процентов, а банковский процент — менее единицы. В Германии тоже инфляция приближается к 5 процентам, но ставки по кредитам не растут. Совершенно бестолковые американские и немецкие экономисты не понимают, что высокий банковский процент порождает инфляцию. Хотя в теории толкуют по-другому. Но теорию-то написали по заказам банкиров и на их деньги. Самостоятельность проявляется в том, что надо жить своим умом, заботами своей страны и не слушать рекомендации врагов-партнёров. Уважают тех, у кого сильная экономика.

М.Н. Сидоров

@smilemakc © 2020